Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Фестиваль CREATIME (в Москве)

7-14 октября 2016 г. в Москве состоится Фестиваль Creatime, посвящённый инновационным образцам образования и ТРИЗ-педагогике.
Научные руководители фестиваля - Анатолий Гин и Марк Баркан, то есть мастера ТРИЗ высочайшего уровня, решившие сотни реальных задач для предприятий и государств по всему земному шару.



Мероприятие проводится для деятелей образования, руководителей, продвинутых педагогов и родителей. Предлагаются выступления и доклады ярких спикеров из разных стран, мастер-классы педагогов-практиков высокого класса, а также дискуссии на волнующие всех ответственных людей темы:

  • каким станет образование в будущем,

  • какими быть педагогам в современном мире,

  • как качественно готовить детей к успешной жизни в новом мире,

Можно посетить одно или несколько мероприятий. Регистрация: http://creafest.ru/

Прямое измерение сопротивления (проводимости)

Оригинал взят у mntc в Прямое измерение сопротивления (проводимости)
Господа, существуют ли методы прямого измерения сопротивления (или проводимости) твердых тел, скажем медных проволочек?

Обычно сопротивление меряют косвенно, находя его через другие величины из закона Ома или Джоуля-Ленца, а вот можно ли его померять напрямую?

Интересуюсь в педагогических целях, чтобы обучаемые могли вывести закон Ома экспериментально.

Впервые в России: Make it! Show – творческий фестиваль-шоу для всей семьи

logo_шапка_451х15230-31 августа 2014 года состоится первый в России фестиваль творческой активности, креативного мышления, науки и изобретательства для всей семьи Make it! Show.

Мероприятие обещает стать самым крупным творческим событием формата Do-It-Yourself («Сделай сам»)  на территории СНГ. Взрослые и дети смогут увидеть самые невероятные шедевры инженерной мысли. Различные по направлениям площадки фестиваля-шоу представят удивительные образцы в сфере науки, искусства, технологий, а развлекательные зоны сделают времяпровождение на фестивале интерактивным и веселым.

Фестиваль включает:

  • динамичную шоу-программу на сцене;

  • мастер-классы по всевозможным дисциплинам и ремеслам;

  • масштабную выставочную  площадку, где будут размещаться отдельные уже известные и перспективные проекты в специальных секциях: изобретения, наука, инновации, 3D, роботы, арт, do-it-yourself (сделай сам), handmade, игры, спорт и др.

Фестиваль-шоу является уникальной возможностью, независимо от возраста, опыта и подготовки, найти себя в творчестве, искусстве, науке, общении с позитивными людьми, изобретателями, инженерами и учеными.

Основные направления площадок фестиваля:

  • Do-it-yourself - дом, быт, декор, дизайнерская мебель, оборудование «для создания вещей» - малая строительная техника.

  • 3D – принтеры, сканеры, технологии.

  • ART – современное искусство, дизайн, fashion-дизайн.

  • FUN – настольные и физические (активные) игры, игровые автоматы и симуляторы.

  • JUST Make itспортивная зона (акробатика, трюки, танцы, фристайл, спортивные шоу).

  • GREENальтернативная энергия, переработка материалов, экология, биология, деревообработка.

  • GOODsмагазины товаров.

  • LABхимия, физика, механика.

  • SHINEфото, видео. Кинозал.

  • ROBOроботостроение.

  • GREATкомпьютеры.

  • FLY - летающие аппараты, квадрокоптеры и управляемые модели, космонавтика.

  • COOLмобильные технологии.

  • Food courtрестораны.

Make it! Show станет местом встречи молодых ученых и разработчиков смелых концепций, творческих коллективов и деятелей искусства, которые заинтересованы в поиске новых идей, развитии технологий и научно-культурном обмене инновациями.

На фестивале Make it! Show каждый сможет найти себе увлекательное занятие - и взрослый, и ребенок, ведь изобретать и придумывать можно в любом возрасте и в любом деле. Именно здесь, на фестивале Make it! Show, можно окунуться в атмосферу творческого будущего!
Проведите активно последние выходные лета!

Ждем Вас 30 и 31 августа в московском КВЦ «Сокольники» (4 павильон). Начало в 10:00!
Более детальная информация на makeitshow.ru

Кроме того, в рамках подготовки к фестивалю проводится конкурс, скачать заявку на который можно здесь:

MakeItShow_880x640

Hardware Freedom Day 2013

Оригинал взят у mntc в Hardware Freedom Day 2013

Итак,  20 апреля в Лектории Политехнического музея состоялось это знаменательное событие - насколько мне известно, первое в России мероприятие по Open Source Hardware, то есть свободному аппаратному обеспечению.

Hardware Freedom Day

Collapse )

оликевич

Семинар по мощности в физике, технике и экономике - 9 февраля, Москва

Проект "Учи новое" пригласил меня провести в субботу, 9 февраля платный семинар в "Красном Октябре". Стоимость участия 600 руб. Тема: "Закон мощности" (по мотивам работ Бартини и Кузнецова).

Если такие мероприятия будут востребованы, будем проводить их и в дальнейшем. 

Страничка регистрации

Мы рассмотрим некоторые интересные идеи советского ученого и философа П.Г. Кузнецова, разработавшего так называемую "физическую экономику", в которой в отличие от привычного нам "монетаристского" подхода все гораздо понятнее, логичнее и интуитивнее. Одним из основных понятий там является понятие мощности, совершенно аналогичное тому, которое используется в физике, но показывающее нам в новом свете многие привычные явления и факты.

Collapse )

Экспериментируем с литьем композитных материалов

В погоне за жесткостью и технологичностью конструкций для будущих разработок, в частности ЧПУ станков, решил освоить литье композитных составов - эпоксидной смолы (ЭД-20, отвердитель ПЭПА дозированный "на глазок") наполненной всякой всячиной. Для начала не дозировал компоненты точно, а смешивал на глазок, чтобы посмотреть, что вообще получится.

Первый эксперимент - наполняем эпоксидку песком (не промытым, не просеянным, просто зачерпнутым горстью на стройке). Получилось гораздо прочнее, чем я предполагал. Кусочки при ударе друг о друга издают звук подобный камням, что говорит о том что они весьма жесткие. При значительном усилии - ломаются. Сложилось впечатление, что эпоксидка не прилипла к поверхности песчинок и они играют просто роль пузырей (надо было, наверное, все же их хотя бы промыть). Но я могу и ошибаться.
obrazets1
Во втором эксперименте вместо песка использовалась кварцевая пыль и нарезанное ножницами стекловолокно. Опасаясь за качество перемешивания, я сначала разводил смолу с отвердителем, а потом уже добавлял наполнители. Залил все это на донышко пластикового стаканчика. Получившийся монолит удалось не с первого раза разбить молотком. Туда был заделан болт, головкой вниз (чтобы практически проверить как себя ведут металлические вставки в эпоксид). Болт был намертво зафиксирован, хотя при разбиении образца откололся обнажив аккуратную отпечатавшуюся резьбу. Вывод такой, что резьбу таким образом получать можно (не знаю насколько прочную), а стационарные вставки лучше тоже предварительно обезжирить, а может и химически обработать для лучшего сцепления. Кстати, для предотвращения прилипания отливки к форме, я пользовался популярной жидкостью WD-40. В этом качестве она проявила себя как-то не очень - такое ощущение, что местами эпоксидка оттеснила ее, что затрудняло потом отрыв отливки.

obrazets2

Третий образец был сделан из того же состава, только побольше стекловолокна, а еще добавил мелкий порошок магния (немного) чтобы проверить как ведет себя порошковый металлический наполнитель. Вообще-то собирался использовать алюминий, но не нашел. А потом все же выяснил что наполнять эпоксидку металлическими порошками экономически не целесообразно. Зато целесообразно эстетически - получился красивый эффект "металлик". Лепешка, образованная смесью между пластинами оргстекла обрела ребра жесткости (в одной из пластин были профрезерованы канавки, в которые, как видно, смола недозатекла) и вообще выглядела очень жестко и солидно. Ее раскололи бросанием об каменный тротуар.
obrazets3
Четвертая пластинка была наполнена стекловолокном и мелом, без кварцевой пыли. Часть мела была просеяна сквозь мелкое сито и дала беловатый цвет, а потом мне надоел этот непроизводительный процесс, и в смеси появилась фракция мела грубого помола, давшая белые пупырышки. В этом образце был большой процент стекловолокна и это приятно чувствовалось при изломе. Пластинка получилась довольно тонкой (2 мм не считая ребер жесткости), и можно было оценить разницу в усилиях сгиба вдоль ребер и поперек. Она прилипла к оргстеклу, несмотря на WD-40, и пришлось разбить камнем форму чтобы извлечь образец, который тоже получил трещины.

obrazets4

Вывод: механические качества всех этих образцов, даже песчаного, вполне хороши для литья машиностроительных деталей типа станин и рам станков. Надо теперь проработать нюансы технологии и отлить какую-нибудь осмысленную деталь. В качестве наполнителей на будущее я думаю использовать готовое рубленое стеклволокно (его замешивают в некоторые сорта бетона и оно недорого) и гранитную пыль (ее мешают туда же, и вобще она видимо представляет собой отход чего-то судя по мизерным на нее ценам). Итоговый композит должен обходиться порядка 100 рублей за килограмм.
Кроме того, выяснил в Сети три физических метода повышения качества и равномерности отливки - вибрация, вакуум и нагрев. Надо будет постепенно реализовать какие-то из них, а то и все.

Напоследок скажу, что полиэфиры я отмел сразу - хоть они и дешевле, но чувствительны к объемным отливкам (из-за склонности к цепной полимеизации), а главное, издают пары стирола, которые не только противны, но и вредны. Лично у меня от них болит горло, и это может быть еще не самое вредное их последствие. Эпоксид в этом плане дружелюбнее, можно хоть дома химичить.

Бедность и богатство. Православная этика предпринимательства.

Так называется недавно вышедшая книга, написанная  Сергеем Шараповым и Мариной Улыбышевой (y_marina). Она есть в продаже как печатная, так и в виде аудиокниги.

Она отвечает на те вопросы о науке и инновациях, о путях российской промышленности и образования, в которых мы с вами давно и тщетно пытаемся разобраться, например тут и тут. Соглашаться с авторами или нет – личное дело каждого, но прочесть эту книгу необходимо всем, кто хоть как-то относится к предпринимательству и инновациям. Даже если бы там было в 20 раз меньше полезной и интересной информации, она все равно заслуживала бы прочтения. Это хорошо забытое старое, но для нашего поколения – новое и очень свежее веяние. Я в восторге!

Вот мы восхищается великим японским предпринимателем Мацуситой, но почему я раньше никогда не слышал, что «..Зимой 1904 года бакинское и петербургское рабочее движение инициировало целый ряд забастовок, пригласив участвовать в них и фабрики и товарищества прохоровской Трёхгорной мануфактуры. Требования экономического характера вырабатывали бакинские и петербургские «товарищи». Они добивались учреждения школы, яслей, достойной зарплаты, социальных пособий. По отношению к прохоровской мануфактуре это было настолько нелепо, что вызывало смех у большинства трёхгорцев, поскольку всё это существовало у них уже в течение ста лет…»

«Для предпринимателя актуально соединить нравственную сторону вопроса с профессиональной деятельностью. То есть, опираясь на нравственное совершенствование, достигать совершенства профессионального. Это профессиональное совершенство может быть выражено в высокой личной компетентности предпринимателя и превосходных характеристиках его дела»

«…то что мы сами собой представляем, так или иначе будет нами заложено и в результат нашего труда. Каково растение, таков будет и плод от него. Репейник не может произрастить сладких яблок, как бы мы от него этого не добивались. Злой и завистливый Урфин Джюс из сказки мог производить только себе подобных – уродливых деревянных солдат»

Ох, чувствую себя Урфин Джюсом :(

«...если мы ищем высшей красоты, приближаемся к ней, восстанавливаем ее, высвобождаем из хаоса некрасивого, творим в этом мире по законам красоты, мы тем самым приближаемся к Богу, делаем Божье дело.» Одухотворенный труд человека-создателя запечатлевается в плодах его труда и стимулирует его труд, который, в конечном счете, воплощается в высококачественном продукте...»

В общем , вся книга заслуживает самого внимательного прочтения!  Оттуда я узнал, например, что существует Этический кодекс православного предпринимателя

А еще там есть о «Домострое» и традициях русского купечества. О рекламе и благотворительности. О миллионере, который стал монахом. О монастыре-банке, выведшем миллионы крестьян из экономической зависимости от диаспор, и демпингом разрушившем планы спекулянтов нажиться на высоких ценах на хлеб во время неурожая 1908 года. О частной собственности и о коммунах. О капитализме и социализме. О культуре и интеллектуальной собственности. О работодателях, работниках и партнерах. О Божией воле и попущении. О лазерах и спутниках, Кеплере и Ньютоне, Паскале и Пастере, Планке и Эйнштейне, Курчатове и Келдыше. О разумном использовании отечественного, западного и восточного опыта.

О смирении и активной жизненной позиции. «Православный христианин не может оставаться равнодушным к несправедливости и злу, царящему в обществе. Но ему надо иметь огромный запас мудрости, кротости и любви, чтобы действовать в любом обществе на благо, а не наломать дров»

О том, что «…обольщение достижениями цивилизации удаляет людей от Творца, ведет к мнимому торжеству рассудка, стремящегося обустроить земную жизнь без Бога. Реализация подобных устремлений в истории человечества всегда заканчивалась трагически»

О кризисе - святитель Николай Сербский: «Прежде европейцы, если постигало их какое-то несчастье, употребляли слово «суд» вместо слова «кризис». Сейчас слово «суд» заменили словом «кризис», понятное слово менее понятным … И на теперешнюю финансово-экономическую катастрофу народ смотрит как на суд Божий, но называет ее не «судом», а «кризисом». Дабы умножилась беда от неразумия! ... После подмены слова «суд» словом «кризис», малопонятным для большинства, никто не может объяснить, ни от чего он, ни от кого, ни для чего»

О русском экономическом чуде конца XIX- начала XX века. О невероятном, как мы бы сейчас сказали «бизнес-ангеле» купце Леденцове, при поддержке которого были созданы лаборатории Павлова, Жуковского, Вернадского (поиск урановых месторождений), Циолковского, Лебедева (ныне известна как ФИАН), Чичибабина (синтез фармпрепаратов из отходов нефтепереработки), Остромысленского (синтетический каучук), разработчиков плана электрификации страны. Леденцов мечтал создать ВДНХ, и, согласно архивным документам, после революции она и была построена на национализированные деньги Леденцовского фонда.

«Оглядывая страницы нашей истории, мы по праву можем гордиться русским человеком, делами наших предков. Но этого мало. Как говорил святитель Тихон Задонский: «Суетная хвала – иметь добрых предков, но делам их не подражать»

Главный ресурс современной экономики - это дурак

Оригинал взят у domestic_lynx в НЕВЕЖЕСТВО И МРАКОБЕСИЕ
Меня пригласили на конференцию на экономическом факультете МГУ, в рамках ломоносовских торжеств. Разговор пойдёт об интеллекте – интеллектуальной экономике, интеллекте как факторе развития, экономике знаний и т.п. Эта тема мне очень близка. Вот о чём я скажу на этом чрезвычайно интеллектуальном собрании.


НЕВЕЖЕСТВО И МРАКОБЕСИЕ – МОТОР СОВРЕМЕННОГО РАЗВИТИЯ

Профессор Катасонов рассказал в ЛГ. Он любит задавать студентам такой вопрос: «Что является главным ресурсом современной экономики?» Ответы разные: нефть, деньги, знания. И всё мимо. «Главный ресурс современной экономики, - торжественно возглашает профессор, - это дурак. Ему можно впарить всё». Смех в зале.
Забавно, правда? А на самом деле это не шутка, а, как говаривал Остап Бендер, «медицинский факт». Мотором современного развития являются невежество и мракобесие.

«ОСТАНОВИМ ЕЁ И РАССПРОСИМ: «КАК ДОШЛА ТЫ ДО ЖИЗНИ ТАКОЙ?»

Человечество достигло максимума своей научно-технической мощи в 60-е годы ХХ века. После этого ничего радикального в науке и технике не произошло. Движущей силой этого развития была ракетно-ядерная гонка. Символом и апофеозом научно-технической мощи был выход человека в Космос.
Collapse )

Преемственность науки и техники в России

Недавно мне довелось читать большое количество биографий отечественных деятелей науки и техники на сайте  www.peoples.ru. И волей-неволей, бросалось в глаза общее, присущее многим биографиям выдающихся людей. У всех есть такие строчки: 

В трудные годы революции и гражданской войны...
В трудные годы репрессий...
В трудные годы войны...
В трудные годы перестройки...
В трудные годы либеральных реформ и развала ВПК...

Далее описывается как все эти трудные годы, люди продолжали бороться, творить, защищать - ну в общем делать все что подобает героям и богатырям. Для меня было сюрпризом, что в отличие от большинства наших соотечественников погрузившихся в бездну отчаяния, эти люди восприняли трудные годы развала СССР, перестройки и реформ, когда уничтожались НИИ, КБ, заводы... как "просто очередные трудные годы", по крайней мере на практике (не знаем мы что творилось у них при этом на душе). Очень впечатляет то, как много оказалось не сломленных духом людей,  Collapse )

Где кончается здоровый патриотизм и начинается нездоровый? Мнение К. Льюиса

Думаю, сегодня этот вопрос беспокоит не только меня. Английский писатель К. Льюис (не тот который написал "Алису в стране чудес", тот Кэррол, а это Клайв), кажется, приоткрывает нам глаза на этот вопрос. Вот обширная цитата из его небольшой, но очень интересной книжечки "Любовь":

"....Возьмем теперь любовь к своей стране. Здесь и не нужно растолковывать фразу Ружмона: кто не знает в наш век, что любовь эта становится бесом, когда становится богом! Многие склонны думать, что она только бесом и бывает. Но тогда придется зачеркнуть по меньшей мере половину высокой поэзии и великих деяний. Плач Христа о Иерусалиме звенит любовью к своей стране.

Очертим поле действия. Мы не будем вдаваться здесь в тонкости международного права. Когда патриотизм становится бесом, он, естественно, плодит и множит зло. Ученые люди скажут нам, что всякое столкновение наций безнравственно. Этим мы заниматься не будем. Мы просто рассмотрим само чувство и попытаемся разграничить невинную его форму и бесовскую. Ведь, строго говоря, ни одна из них не воздействует прямо на международные дела. Делами этими правят не подданные, а правители. Я пишу для подданных, а им бесовский патриотизм поможет поступать плохо, здоровый патриотизм — помешает. Когда люди дурны, пропаганде легко раздуть бесовские страсти; когда добры и нормальны, они могут воспротивиться. Вот почему нам надо знать, правильно ли мы любим свою страну.

Амбивалентность патриотизма доказывается хотя бы тем, что его воспевали и Честертон, и Киплинг. Если бы он был единым, такие разные люди не могли бы любить его. На самом деле он ничуть не един, разновидностей у него много.
Первая из них — любовь к дому; к месту, где мы выросли, или к нескольким местам, где мы росли; к старым друзьям, знакомым лицам, знакомым видам, запахам и звукам. В самом широком смысле это будет любовь к Уэллсу, Шотландии, Англии. Только иностранцы и политики говорят о Великобритании. Когда Киплинг не любит «моей империи врагов», он просто фальшивит. Какая у него империя? С этой любовью к родным местам связана любовь к укладу жизни — к пиву, чаю, камину, безоружным полисменам, купе с отдельным входом и многим другим вещам, к местному говору и — реже — к родному языку. Честертон говорил, что мы не хотим жить под чужим владычеством, как не хотим, чтобы наш дом сгорел, — ведь мы и перечислить не в силах всего, чего мы лишимся.

Я просто не знаю, с какой точки зрения можно осудить это чувство. Семья — первая ступенька на пути, уводящем нас от эгоизма; такой патриотизм — ступенька следующая, и уводит он нас от эгоизма семьи. Конечно, это еще не милосердие; речь идет о ближних в географическом, а не в христианском смысле слова. Но не любящий земляка своего, которого видит, как полюбит человека вообще, которого не видит? Все естественные чувства, в их числе и это, могут воспрепятствовать духовной любви, но могут и стать ее предтечами, подготовить к ней, укрепить мышцы, которым Божья благодать даст потом лучшую, высшую работу; так девочка нянчит куклу, а женщина — ребенка. Возможно, нам придется пожертвовать этой любовью, вырвать свой глаз, но если у тебя нет глаза, его не вырвешь. Существо с каким-нибудь «светочувствительным пятном» просто не поймет слов Христа.

Такой патриотизм, конечно, ничуть не агрессивен. От хочет только, чтобы его не трогали. У всякого мало-мальски разумного, наделенного воображением человека он вызовет добрые чувства к чужеземцам. Могу ли я любить свой дом и не понять, что другие люди с таким же правом любят свой? Француз так же предан cafe complet, как мы — яичнице с ветчиной; что ж, дай ему Бог, пускай пьет кофе! Мы ничуть не хотим навязать ему наши вкусы. Родные места тем и хороши, что других таких нет.

 Вторая разновидность патриотизма — особое отношение к прошлому своей страны. Я имею в виду прошлое, которое живет в народном сознании, великие деяния предков. Марафон, Ватерлоо. Прошлое это и налагает обязательства и как бы дает гарантию. Мы не вправе изменить высоким образцам; но мы ведь потомки тех, великих, и потому как-то получается, что мы и не можем образцам изменить. 

Это чувство не так безопасно, как первое. Истинная история любой страны кишит постыднейшими фактами. Если мы сочтем, что великие деяния для нее типичны, мы ошибемся и станем легкой добычей для людей, которые любят открывать другим глаза. Когда мы узнаем об истории больше, патриотизм наш рухнет и сменится злым цинизмом или мы нарочно откажемся видеть правду. И все же, что ни говори, именно такой патриотизм помогает многим людям вести себя гораздо лучше в трудную минуту, чем они вели бы себя без него.

Мне кажется, образ прошлого может укрепить нас и при этом не обманывать. Опасен этот образ ровно в той мере, в какой он подменяет серьезное историческое исследование. Чтобы он не приносил вреда, его надо принимать как сказание. Я имею в виду не выдумку — многое действительно было; я хочу сказать, что подчеркивать надо саму повесть, образы, примеры. Школьник должен смутно ощущать, что он слушает или читает сагу. Лучше всего, чтобы это было и не в школе, не на уроках. Чем меньше мы смешиваем это с наукой, тем меньше опасность, что он это примет за серьезный анализ или — упаси Господь! — за оправдание нашей политики. Если героическую легенду загримируют под учебник, мальчик волей-неволей привыкнет думать, что «мы» какие-то особенные. Не зная толком биологии, он может решить, что мы каким-то образом унаследовали героизм. А это приведет его к другой, много худшей разновидности патриотизма.

Третья разновидность патриотизма — уже не чувство, а вера; твердая, даже грубая вера в то, что твоя страна или твой народ действительно лучше всех. Как-то я сказал старому священнику, исповедовавшему такие взгляды: «Каждый народ считает, что мужчины у него — самые храбрые, женщины — самые красивые». А он совершенно серьезно ответил мне: «Да, но ведь в Англии так и есть!» Конечно, этот ответ не значит, что он мерзавец: он просто трогательный старый осел. Но некоторые ослы больно лягаются. В самой крайней, безумной форме такой патриотизм становится тем расизмом толпы, который одинаково противен и христианству, и науке.

Тут мы подходим к четвертой разновидности. Если наша нация настолько лучше всех, не обязана ли она всеми править? В XIX в. англичане очень остро ощущали этот долг, «бремя белых». Мы были не то добровольными стражниками, не то добровольными няньками. Не надо думать, что это — чистое лицемерие. Какое-то добро мы «диким» делали. Но мир тошнило от наших заверений, что мы только ради этого добра завели огромную империю. Когда есть это ощущение превосходства, вывести из него можно многое. Можно подчеркивать не долг, а право. Можно считать, что одни народы, совсем уж никуда не годные, необходимо уничтожить, а другие, чуть получше, обязаны служить избранному народу. Конечно, ощущение долга лучше, чем ощущение права. Но ни то, ни другое к добру не приведет. У обоих есть верный признак зла: они перестают быть смешными только тогда, когда станут ужасными. Если бы на свете не было обмана индейцев, уничтожения тасманцев, газовых камер, апартеида, напыщенность такого патриотизма казалась бы грубым фарсом.

И вот мы подходим к той черте, за которой бесовский патриотизм, как ему и положено, сжирает сам себя. Честертон, говоря об этом, приводит две строки из Киплинга. По отношению к Киплингу это не совсем справедливо — тот знал любовь к дому, хотя и был бездомным. Но сами по себе эти строки действительно прекрасный пример: Вот они: Была бы Англия слаба, Я бросил бы ее.

Любовь так в жизни не скажет. Представьте себе мать, которая любит детей, пока они милы, мужа, который любит жену, пока она красива, жену, которая любит мужа, пока он богат и знаменит. Тот, кто любит свою страну, не разлюбит ее в беде и унижении, а пожалеет. Он может считать ее великой и славной, когда она жалка и несчастлива, — бывает такая простительная иллюзия. Но солдат у Киплинга любит ее за величие и славу, за какие-то заслуги, а не просто так. А что, если она потеряет славу и величие? Ответ несложен: он разлюбит ее, покинет тонущий корабль. Тот самый барабанный, трубный, хвастливый патриотизм ведет на дорогу предательства. С таким явлением мы столкнемся много раз. Когда естественная любовь становится беззаконной, она не только приносит вред — она перестает быть любовью.

Итак, у патриотизма много обличий. Те, кто хочет отбросить его целиком, не понимают, что встанет (собственно, уже встает) на его место. Еще долго — а может, и всегда — страны будут жить в опасности. Правители должны как-то готовить подданных к защите страны. Там, где разрушен патриотизм, придется выдавать любой международный конфликт за чисто этический, за борьбу добра со злом. Это — шаг назад, а не вперед. Конечно, патриотизм не должен противостоять этике. Хорошему человеку нужно знать, что его страна защищает правое дело; но все же это дело его страны, а не правда вообще. Мне кажется, разница очень важна. Я не стану ханжой и лицемером, защищая свой дом от грабителя; но если я скажу, что избил вора исключительно правды ради, а дом тут ни при чем, ханжество мое невозможно будет вынести. Нельзя выдавать Англию за Дон Кихота. Нелепость порождает зло. Если дело нашей страны — дело Господне, врагов надо просто уничтожить. Да, нельзя выдавать мирские дела за служение Божьей воле.

 Старый патриотизм тем и был хорош, что, вдохновляя людей на подвиг, знал свое место. Он знал, что он чувство, не более, и войны могли быть славными, не претендуя на звание Священных. Смерть героя не путали со смертью мученика. И потому чувство это, предельно серьезное в час беды, становилось в дни мира смешным, легким, как всякая счастливая любовь. Оно могло смеяться над самим собой. Старую патриотическую песню и не споешь, не подмигивая; новые — торжественны, как псалмы..."